Главная » ПСИХОЛОГИЯ » Привязанность, или большой — не значит взрослый.

Привязанность, или большой — не значит взрослый.

Основной тип привязанности, закрепившийся в детстве, остается практически неизменным и воспроизводится в отношениях со значимыми людьми всю последующую жизнь, являясь постоянным паттерном.

Говоря другими словами, биологически заложенная в каждом из нас система привязанности активируется во младенчестве и, в зависимости от чуткости матери (чаще матери, хотя, имеется в виду главный объект привязанности для ребенка), от ее способности к эмпатии, от ее ресурсов, позволяющих удовлетворять потребности ребенка, формируется определенный тип привязанности.

Этих типов несколько, но упрощенно их можно разделить на два: надежная и ненадежная.

Как показывают результаты различных исследований (Werner, 2007a b; Grossman, 2003), важнейшей функцией надежной привязанности является защита ребенка, которая формирует базу для психической стабильности и успешного социального поведения в будущем.
Если ребенок приобретает опыт надежной привязанности хотя бы с одним взрослым (необязательно с родителем), то в дальнейшем он, этот опыт, будет служить для него защитой от развития психопатологии, даже если в последствии он столкнется в своей жизни с травматическим опытом.

Привязанность – это база, основа основ, на которую ложится все последующее развитие человека. Если этой основы нет или она слишком ненадежна, то задачи развития отходят на второй план. Ребенок не будет интересоваться окружающим миром, исследовать его, пробовать на вкус, овладевать навыками, тянуться к новому, пока у него нет базы. Хоть какой-то.

Если же база есть, но она нестабильна, ненадежна или непредсказуема, то будучи уже взрослым, человек будет таким образом строить свои близкие отношения, что каждый раз будет воспроизводиться сформированная в детстве, его внутренняя модель.
Каждый раз в отношениях он будет сталкиваться со своей детской историей о том, что нет никого, кто бы мог его поддержать, когда он сам не справляется. Нет никого, кто может быть рядом, прийти на помощь, встать на его сторону, обнять, утешить, взять на себя то, что временно невозможно самому. Нет, в том числе и надежной внутренней фигуры, которая бы позволила справиться с уже взрослыми проблемами самостоятельно.

Вырастая, большинство людей стремятся к близости. Кому-то везет больше и он приобретает новый, исцеляющий опыт: с бабушками/дедушками, с мужьями/женами, с друзьями и даже коллегами. Эта конструкция может быть довольно надежной, существовать десятилетия и компенсировать многое из детского опыта. Но как правило, рано или поздно, наступает момент, когда на нее по какой-то причине опираться становится больше невозможно: любое травматичное изменение обстоятельств, вынуждающее человека искать опору внутри себя, а ее там часто не оказывается.
И именно тогда, в этот момент, все начинает «рассыпаться», появляется ощущение, что жизнь рушится и земля уходит из под ног, исчезает опора.
В большинстве случаев причина бывает в потере объекта привязанности.

Вы можете мне возразить, сказав, что большинство из нас, переживая потерю близкого человека, горюет, регрессирует и какое-то время может не справляться с тем, что раньше не вызывало затруднений. И вы будете совершенно правы. Разница лишь в степени разрушений, в размере той невозможности справиться с ситуацией — а это даже не всегда смерть близкого человека. Потеря может быть любой: работа, статус, место жительства, уход выросших детей из семьи, развод, пенсия, внутренний конфликт – тот самый пресловутый кризис среднего возраста.

Часто именно в один из таких моментов происходит первый визит к психологу или психотерапевту. И тогда, если человек остается в терапии, появляется шанс переписать заново историю своего детства, изменить модель, с помощью которой удавалось справляться раньше, опираясь на другого, или, наоборот — избегая близости изо всех сил.

В этом случае терапевт становится тем самым объектом привязанности, который поможет изменить болезненные паттерны: реагируя иначе, замечая и понимая важность и смысл происходящих процессов, поддерживая, помогая по-новому осмыслить прошлый и настоящий опыт. По сути, становясь новой надежной опорой, главным объектом привязанности, рядом с которым можно психологически вырасти, а в дальнейшем сепарироваться от него, приобретя в терапии способность к собственной автономии.

Продолжение следует…

Источник

Оставить комментарий